glav e3804Журнал Forbes публикует статью ректора РАНХиГС Владимира Мау «Как избежать ловушек роста».

Технологии развиваются столь быстро, что любая экономическая стратегия устаревает в момент ее утверждения.

Итак, рецессия завершена. России предстоит непростой период консолидации роста и выход на искомые параметры экономической и социальной динамики. Ключевой задачей станет обеспечение устойчивого роста благосостояния, в основе которого лежит, естественно, экономический рост.

Российская экономика демонстрирует связь с глобальными трендами, поэтому происходящее восстановление глобального роста создает основу для позитивной динамики в нашей стране. Разумеется, необходим и ряд важных институциональных решений, поддерживающих внутренний рост. Институциональные проблемы хорошо известны из экономических дискуссий последних лет и не нуждаются в перечислении.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые приоритеты и риски при формировании современной модели экономического развития.

Для устойчивого развития, несомненно, нужна стратегия. Но в современных условиях любая стратегия устаревает в момент утверждения. Роль стратегии – увидеть альтернативы и наметить приоритеты, но не стать догмой, связывающей руки правительству. Долгосрочные стратегии, вырабатывавшиеся у нас в прошлом, никогда полностью не выполнялись. Но было бы поверхностно и ошибочно объяснять это низким качеством соответствующих документов или неэффективностью исполнителей. Сейчас, когда технологии, а за ними и образ жизни меняются несколько раз в рамках одного поколения, выполнение однажды принятой стратегии равнозначно консервации отставания. Скажем, при разработке Стратегии-2020 в 2011 г. такие понятия, как криптовалюта или блокчейн, не существовали в сознании политического и экспертного сообщества, но сейчас без них нельзя всерьез обсуждать модели государственного управления и денежных систем. Тогда были неясны и перспективы сланцевой нефти и газа, мало кто знал о 3D-печати – технологиях, которые, как теперь понятно, имеют важные и не только экономические последствия. Наконец, не было и того геополитического обострения, которое произошло тремя годами позднее. Словом, выполнение стратегии вне реалий сегодняшнего дня очень опасно.

С ограниченной ролью стратегий связано еще два риска. Во-первых, фетишизация показателей. Это то, что на этапе зрелости советской экономической модели стало ключевым фактором ее дестимулирования. Показатели всегда неточно отражают реальные социально-экономические процессы и являются объектом манипулирования. Тренды развития, их качественное наполнение всегда гораздо важнее.

Это относится и к показателям темпов экономического роста. При всей их важности серьезным риском было бы популистское стимулирование роста, способное лишь повторить печальные итоги «ускорения» 1986–1989 гг., когда номинальные темпы роста сопровождались коренной разбалансировкой советской экономики, приведшей к ее краху.

Во-вторых, конфликт краткосрочных и долгосрочных стратегических целей (и критериев) социально-экономического развития. Меры, которые дают краткосрочный эффект, как правило, вредны с точки зрения средне- и долгосрочных задач, в том числе экономического роста. А то, что обеспечивает долгосрочный успех, практически невозможно продемонстрировать в ближайшее время. Это реальная политическая ловушка, выход из которой требует немалого мужества и политической ответственности. Серьезной проблемой в мире опять стал популизм, связанный как раз с доминированием краткосрочных интересов над стратегическими. Как и в ХХ в., для стран среднего уровня развития особенно опасен экономический (бюджетный) популизм, способный подорвать органичное экономическое развитие. Искусственное ускорение, то есть повышение номинальных темпов роста за счет его качества и благосостояния людей, является одной из форм популизма, которая привела к краху СССР. Поэтому, разрабатывая программы экономического развития, необходимо ориентироваться на достижение реальных качественных показателей в среднесрочной перспективе.

В современном мире нет передовых отраслей, а есть передовые технологии, которые могут быть в любых отраслях. Именно поэтому отраслевые приоритеты не могут формулироваться централизованно. Государство должно обеспечивать благоприятные условия для того, чтобы частный интерес выявлял и реализовывал приоритетные идеи через новейшие технологии. Ключевой задачей государства в этой ситуации является обеспечение социальной (человеческий капитал) и транспортной инфраструктуры.

Стратегической проблемой является сохранение человеческого капитала. В условиях сокращающейся численности населения в трудоспособном возрасте и резкого упрощения глобальной миграции задача удержания человеческого капитала становится особенно сложной. Серьезный риск – негативный миграционный баланс, то есть отъезд из страны наиболее образованных и развитых, предъявляющих качественный спрос на товары и услуги, и приезд менее образованных и бедных. Это предъявляет повышенные требования к качеству политики, поскольку государства начинают конкурировать не только за инвестиции, но и за качественный спрос в образовании и здравоохранении. Эти сектора исключительно важны для решения долгосрочных задач роста, но для их эффективного развития требуется не только предложение, но и спрос. И наконец, отдельной задачей становится повышение привлекательности частнопредпринимательской деятельности. В российских условиях это особенно важно и сложно, поскольку менее 30 лет назад частное предпринимательство было уголовно наказуемым преступлением. Легализация не сделала частный бизнес более привлекательным, в том числе в глазах молодежи. Необходимо преодолеть ситуацию, когда дети из богатых семей стремятся работать в госкорпорациях, а дети из бедных – в силовых структурах.

Нетрудно заметить, что ключевые проблемы социально-экономической динамики находятся во внеэкономической сфере. И именно они станут приоритетами посткризисного этапа развития страны.

Источник: http://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/vladimir-mau-kak-izbezhat-lovushek-rosta-forbes